21:41 

Хранители снов 1 - Мрак

Сероглазый ветер
люблю менять направление
Название: Мрак – итог опущенных век
Автор: Сероглазый ветер ака Feather in broom
Бета: The Third Alice
Размер: мини, 3574 слова
Пейринг/Персонажи: Кромешник/Джек
Категория: слэш
Рейтинг: R – NC-17
Краткое содержание: недетское продолжение детского мультика
Примечания: 1. Название фика – строчка из песни группы Алиса «Иго любви»
2. lifeglobe.net/entry/1611 аттракционы «Стратосфера Лас-Вегас» и подобные им.


Джек уже начал чувствовать это – страх, смешанный с чем-то еще, от чего не хотелось уходить или как-то прекращать происходящее. Темноту – затягивающую, из которой не хотелось выбираться.Это усиливало ощущения, подстегивало их и заставляло поверить, что, возможно, Кромешник был прав...


Когда некоторое время назад Джек вдруг встретил Кромешника, он, естественно, сразу полез в драку.

- Как ты здесь оказался?! – кричал Фрост, вспоминая победу Стражей над их древним врагом. - Как выбрался?

Кромешник лишь смеялся, отбивая ледяные удары, и только когда в драке наступила передышка, подал голос:

- Я же сказал, что не пропаду, - сказал он вкрадчиво и одновременно грозно, как умел только он, - люди всегда будут бояться... И если взрослые зачастую не верят в Санта Клауса или Зубную фею, оставляя сказку детям, то сны снятся всем... И кошмаров среди них ничуть не меньше, чем светлых снов... Что делает меня только сильнее.

- Мы все равно найдем способ тебя победить! Однажды мы избавим от тебя людей! - воскликнул Джек, но Кромешник снова рассмеялся.

- Избавите? По-твоему, я не нужен людям?

- Нет! - закричал Фрост, вкладывая в крик всю свою силу.

Огромная ледяная молния помчалась к Кромешнику и отбросила его на добрую сотню метров.

- Для этого Луноликий и избрал Хранителей – защитить людей от тебя!

- Луноликий... - хмуро оскалился Кромешник, поднимаясь на ноги, - избрал вас, потому что вы были нужны людям. Интересно, а как, по-твоему, появился я?

- Ты не можешь утверждать, что... - растерялся Джек.

- Могу. И утверждаю. Мы все олицетворяем то, без чего люди не могут жить. А Луноликий... Он не помогает кому-то конкретно, он лишь поддерживает баланс, Джек.

- Ты уже проворачивал этот трюк, Бугимен, - хмуро ответил Фрост, - когда убеждал меня в том, насколько я никому не нужен и как легко отвернутся от меня другие Хранители. Это было неправдой. А теперь ты пытаешься заставить меня сомневаться в Луноликом и думаешь, что я поверю тебе? Люди вполне могут жить без страха и темноты, ты не нужен им!

В ответ Кромешник вновь расхохотался.

- Не нужен? Люди изобрели тысячи способов для того, чтобы почувствовать страх, когда меня нет рядом! Они возвращают меня к жизни, зовут меня, дают мне силы!

Он внезапно прищурился и снова перешел на вкрадчивый тон.

- Я могу показать тебе, если позволишь, - сказал он, протягивая Джеку руку.

Несколько мгновений Фрост колебался, но затем кивнул, не приняв, впрочем, руки.

Кромешник взмахнул ладонью, подзывая одну из своих черных кошмарных лошадей, и взлетел в седло.

- Лети за мной, Джек. Я покажу.

В дальнейшее Фросту верилось с трудом. То, что показывал ему Бугимен, было обычной жизнью населяющих Землю людей, было всегда перед глазами, просто они и не догадывались обратить на это внимание.

Сначала Кромешник привел его в Лас-Вегас, к вершине небоскреба, внезапно увенчанной аттракционами.

- Это «Стратосфера», - начал объяснять Кромешник, когда они замерли в небе поодаль. - Аттракционы находятся на высоте триста пятидесяти метров над землей, люди кружатся и падают над пропастью, испытывая ужас, и... платят за это большие деньги. За возможность на мгновение умереть от страха. И это место не единственное в мире, поверь.

После того, как Джек подлетел поближе и удостоверился в правдивости этих слов, Бугимен отвел его в магазин с очень богатым выбором фильмов ужасов. Брал диски с полок, один за другим, комментировал содержимое, иногда пересказывая некоторые моменты сюжета, и швырял обратно, не забывая при этом озвучивать суммы, потраченные на фильм и заработанные им же.

- Понимаешь, Джек, - скалился Кромешник, - люди хотят меня видеть, хотят испытывать страх!

- Видеть... люди много что хотят видеть, и не все из них хорошие и хотят хороших вещей, - ответил Фрост.

Голос его звучал неубедительно, на самом деле он был весьма впечатлен устроенной демонстрацией, но оставить последнее слово за противником и признать его правоту не мог.

- Но, кстати, насчет «видеть», - добавил он. - Темноту все равно никто не любит. Испокон веков люди изобретают все более изощренные способы ее развеять, а само слово «темнота» стало синонимом невежества, бед и много чего еще.

- Ты правда так думаешь? - Кромешник усмехнулся и скользнул по лицу Джека странным взглядом. - Хм... я, пожалуй, знаю, что показать тебе на это...

Когда они прилетели на место – в какой-то тихий городок в северной Европе – Кромешник придержал Джека за плечо, останавливая в воздухе у одного из домов.

- Я мог бы долго говорить о том, как живут в вечной темноте люди, лишенные зрения, но ты бы возразил, что у них просто нет выбора, использовать этот орган чувств или нет. Поэтому я хочу показать тебе кое-что другое... осознанный отказ от зрения.

Он потянул Джека за плечо, разворачивая лицом к окну дома, у которого они остановились. За окном была спальня, в которой находились двое молодых парней. Один сидел на кровати, а второй стоял у шкафа, задумчиво сминая в руках черный шарф.

- Ну же, Дерек, - с просящей интонацией позвал сидящий на кровати парень.

Названный Дереком улыбнулся и шагнул к нему, накидывая шарф на покорно подставленное лицо. Сидящий опустил голову, позволяя завязать повязку у себя на затылке. От окна очень хорошо было видно, как тонкие пальцы Дерека туго затянули шарф, а затем ласкающим движением прошлись по ослепшему лицу и мягко надавили на подбородок, побуждая поднять голову.

Джек с изумлением смотрел, как Дерек без слов, одними только направляющими касаниями, говорит партнеру подняться, сделать шаг, повернуться, ведет ослепленного за собой. Прижимает к шкафу и целует, а затем начинает расстегивать на нем рубашку. Парень с завязанными глазами цепляется за плечи Дерека и запрокидывает голову, напрашиваясь тем самым на поцелуй в шею.

- Я не понимаю, - удивленно выдохнул Джек, - зачем?

- Если отнять один из органов чувств – немедленно обостряются другие, - ответил Кромешник, и Джек осознал, что тот стоит прямо за ним, все еще придерживая за плечо, - особенно это касается зрения. Так что эта игра популярна не только у этой парочки, а у многих...

Последние слова он буквально прошептал прямо на ухо Джеку. Фрост резко вырвался и отлетел на несколько метров.

- Не то, чтобы ты убедил меня, - мрачно сказал он. - Я все равно обязан предупредить остальных Хранителей...

- О чем? - резко перебил Кромешник. - Что встретил меня? Что я жив? Поверь, они это знают. Они обеспокоятся, только если я начну снова угрожать их обожаемым детишкам. А в остальном... пойми, никого из нас невозможно убить, пока мы нужны людям. Вспомни мою победу над Сэндменом!

- Дети вернули его, - прошептал Джек. - А тебя? Взрослые? Вот эти, что смотрят страшные фильмы и погружают себя в темноту?

- Не только, Джек, не только... Дети всегда будут бояться темноты, а значит, и меня. В меня на самом деле верят гораздо больше, чем в любого из вас. И кстати, Джек, - хищно улыбнулся Бугимен, - мне показалось, или ты очень резко сменил тему нашего разговора? От чувств - к Хранителям; не слишком внезапный переход, как ты считаешь?

- Нет! Думаешь, я не понимаю, что ты пытаешься меня отвлечь, показывая это... эту... похабщину!

- Ну, там еще не было ничего такого уж похабного... - задумчиво протянул Кромешник и бросил взгляд в сторону окна, - а вот сейчас, похоже, начинается. И я не пытался тебя ни от чего отвлечь, я всего лишь пытаюсь объяснить...

- Объяснить что? К чему все эти демонстрации, аттракционы, фильмы? Думаешь убедить меня, что ты не враг? - Джек скептически хмыкнул.

- Показываю тебе, как устроен этот мир, - пожал плечами Кромешник. - Ты стал Хранителем, пора бы тебе узнать хоть что-то о том, что ты хранишь, и как это делать правильно...

- Сказал тот, кто едва не погубил всех Хранителей! Кто является их извечным врагом!

- Не отрицаю. Я и сейчас с удовольствием избавился бы от них. Я ведь был велик, Джек. Я правил этим миром. А они отбросили меня в небытие и неверие. Но избавиться от меня окончательно им не удастся. Я нужен здесь. Не качай головой... Нужен. Думаю, ты поймешь это очень скоро.

Кромешник рассмеялся шелестящим смехом и растворился в тенях наступающих сумерек. Джек огляделся, но похоже было, что Бугимен и правда ушел. Фрост на всякий случай облетел улицу и даже взглянул снова в то самое окно. За окном Дерек отсасывал разметавшемуся по кровати парню с завязанными глазами. Джек резко отвернулся и полетел на Северный полюс.

***

А самым раздражающим было то, что Кромешник, похоже, был прав. Когда Джек попытался поделиться новостью о встреченном враге с Сантой, тот лишь поначалу встревожился, подумав, что Джек узнал о каких-то новых ужасных планах Бугимена, но поняв, что Фрост лишь случайно встретил его морозной исландской ночью, успокоился и велел не паниковать понапрасну.

- Угроза есть всегда, - напомнил он Фросту, - поэтому мы и нужны детям. Поэтому и существуют Хранители. А сейчас прости, до Рождества всего два месяца и у меня много работы.

Не успокоенный его словами Джек также наведался к Зубной фее. Поначалу его отвлекла веселая непрекращающаяся суета ее дворца, так что они долго болтали на отвлеченные темы, пока разговор не коснулся случайно Хранителей и Фрост не вспомнил давно интересующие его вопросы.

- Ты сказала, что все вы были кем-то до того, как Луноликий избрал вас. Кем была ты?

- Разве это так важно? – чуть грустно ответила Зуби. - У меня всегда было много детей на попечении и всем я старалась нести радость по мере своих сил. Этого оказалось достаточно, чтобы меня выбрали.

- А Кромешник? Откуда взялся он? – спросил Джек.

- Я не знаю. Он появился раньше всех нас. Он – первобытный страх и абсолютная тьма, которую не могли разогнать древние костры.

- Что-то не сходится, - нахмурился Фрост. - Я был в его логове - и там было полно света.

- Разве? Феечки рассказали мне про это место: череда света, тени и темных углов, сплошной обман зрения, в котором он чувствует себя как рыба в воде. Но основа его силы – все равно мрак. Вспомни нашу с ним битву и подступающую со всех сторон Тьму...

Джек кивнул.

- Я правильно понимаю, что никто из вас не знает, кем он был и откуда взялся?

- Да, - кивнула Фея. - Но почему это тебя так интересует, Джек?

- Я встретил его сегодня. И... признаться, меня регулярно ставит в тупик то, что он говорит. Что тогда, что сейчас.

- Не обращай внимания, - покачала головой Зуби, - ему не стоит верить. Он сам – как кошмарный сон.

Похоже, разговаривать с ней было бесполезно. Для нее Кромешник был врагом, с которым следует бороться, и ничем иным. Больше ничего она знать не хотела, а уж над словами самого Бугимена и вовсе никогда не стала бы задумываться. Но Кромешник говорил такие вещи, которые Джек просто не мог игнорировать.

Как, по-твоему, появился я? Мы то, без чего люди не могут жить. Думаешь, я не знаю, каково это – мечтать, чтобы в тебя верили? Я нужен здесь.

Разговор с Зубной Феей оставил Джеку чувство неудовлетворенности и даже некоторого разочарования. Которое начало расти и крепло с каждым днем из-за того, что Джек все яснее понимал – ответов он не найдет. Точнее, он знал, к кому может пойти с этими вопросами, но... Спрашивать того, кому не доверяет никто? К тому же этого Кромешник, пожалуй, и добивался своими намеками и провокационными репликами.

Эти вопросы вконец достали Джека в хэллоуинский вечер, когда дети пугали друг друга, выскакивая из-за угла или дерева, вскрикивали от внезапного страха и спорили до хрипоты, чья маска страшнее. Фрост немало повеселился, наблюдая за Джейми, сделавшим себе маску, похожую на лицо Кромешника, и его друзьями. Безумный вечер, когда страх и веселье переплетались, сменяя друг друга столь стремительно, что не всегда удавалось заметить, где кончается один и начинается другое.

- Это было ужасно! – категорично заявила прямо над ухом у Джека какая-то молодая девушка, но большая часть ее друзей, дружной компанией выходивших из кинотеатра, только рассмеялись.

- Это ужастик, Синди! Он и должен быть таким! – весело заметил один из парней, обнимающий за плечи другую девушку, с длинными черными волосами.

- У меня до сих пор мурашки по коже, - недовольно повела плечами Синди.

- А мне нравится это ощущение, - улыбнулась черноволосая. - Так... будоражит. Люблю немного побояться.

Парень, в чьих объятьях она находилась, рассмеялся и поцеловал её.

- На самом деле это потому, что ты знаешь: с тобой ничего не случится, - отозвался еще один из компании. - Все происходит на экране, а ты в полной безопасности. Это и делает страх... ну, не страшным, а просто будоражащим.

Фрост проводил их компанию скептическим взглядом.

- Ну как тебе? – вдруг вкрадчиво спросил знакомый голос.

Джек резко развернулся и столкнулся взглядом с Кромешником. Тот довольно оскалился – назвать это улыбкой у Фроста не получилось бы даже в мыслях.

- Сегодня моя ночь, - продолжил Бугимен, - единственная ночь в году, когда весь мир славит кошмары и поклоняется страху. Тебе не кажется немного ироничным то, что главой этого праздника наречен не я, а твой тезка, Джек?

- Джек-с-фонарем, - ухмыльнулся Фрост, - да, я встречал его. Даже здесь ты оказался не у дел.

- Пусть я формально не олицетворение этой ночи, - ответил Кромешник, - это не делает Хэллоуин менее моим. Точно так же, как весна – время новой жизни и надежды вне зависимости от того, верят ли люди конкретно в Пасхального Кролика. Ты так и не понял главного, а ведь я пытался тебе объяснить.

- Но почему? – недоверчиво прищурился Джек. - Зачем эти объяснения? Ты признал, что ненавидишь Хранителей за то, что они сделали с тобой. Почему ко мне отношение особенное?

- О, тебя еще не было во времена наших древних битв. Ты – новая фигура, Джек. И пусть тебя приняли в круг Хранителей, пусть ты помог им снова победить меня, но наша с тобой история еще не сложилась.

- Все еще надеешься заполучить меня в союзники?

- Ты просто кажешься мне одним из тех, кто способен понять, - пожал плечами Кромешник.

- Одним из? И кто же эти твои друзья?

- Не друзья; скорее просто те, кто не считает меня врагом мира. У меня неплохие отношения с Джеком-с-фонарем, с суккубами и инкубами и даже с каппами. И нейтральные – с очень многими существами, включая лепреконов и лесных нимф. Мир огромен и удивителен, Джек, не стоит пытаться разделить его на черное и белое.

Вопросы без ответов снова роем начали жужжать в голове Джека, и он все же сдался.

- Хорошо, - сказал, с силой сжимая пальцами посох. - Объясни мне, почему ты считаешь, что нужен людям.

- Неужели, - шепнула тень за правым плечом.

- Наконец-то, - прошуршало в темноте переулка слева.

- Это просто праздник какой-то, - издевательски взметнулись огоньки в ближайшей тыкве.

- Вот только это место не совсем подходит для такого разговора, - сказал Кромешник, внезапно оказавшийся прямо перед Джеком, - надеюсь, ты не откажешься снова заглянуть в мое подземелье.

- Не откажусь, - пожал плечами Фрост.

Бугимен торжествующе засмеялся и взмыл в небо, окруженный черным облаком. Джек, покачав головой, полетел за ним.

***

В логове Кромешника все было так же, как Джеку помнилось: каменные стены и переходы, иногда идущие под странными углами, фигурные клетки под высоким потолком, глобус, подсвеченный огоньками верящих в чудо душ.

- С чего же начать? – задумчиво сказал Бугимен, окинув Джека взглядом.

- Может, с того, почему надо было приходить сюда? – ухмыльнулся в ответ Фрост.

- Можно. Видишь ли, все, что я хотел бы тебе продемонстрировать наверху, в мире людей, я уже тебе показал. Дальше, чтобы действительно понять, ты должен почувствовать мою силу на себе. Отбрось свой посох, Джек...

Фрост непроизвольно сильнее сжал руки, на что Кромешник лишь тихо рассмеялся.

- Мне нужно показать тебе суть. Для этого надо чуть больше страха и беспомощности. Но, пожалуй, можно обойтись и иллюзией... Прислони посох к стене возле себя, ты сможешь схватить его в любой момент. Просто представь, что его у тебя нет.

Джек, поколебавшись, отпустил посох, все же оставив его прямо у правой руки.

- Вот так. Теперь просто стой. Представь, что ты ничего не можешь сделать: не можешь уйти, не можешь взять посох... Ты. Полностью. В моей. Власти, - вкрадчивый голос, кажется, звучал отовсюду, возникая то слева, то справа, то сзади, то спереди. Вокруг мелькали тени, вызывавшие если не страх, то как минимум беспокойство из-за того, что Джек не имел ни малейшего понятия, где сейчас находится его противник и что он собирается предпринять. Напряжение росло, заставляло предельно сконцентрироваться, обострялись чувства. Когда на плечи Джека внезапно опустились руки он мгновенно схватил свой посох и ударил с разворота.

Удар пришелся в пустоту.

- Неплохо, - отозвался Кромешник совсем с другой стороны. - Такая скорость реакции свидетельствует о предельной концентрации, к которой привело что?

- Осознание возможной опасности, - ответил Джек, не опуская посоха, - ожидание нападения.

- Правильно. А это – одна из сторон страха. Если ты боишься, значит, ты осознаешь, что есть чего бояться. А дети в основном так беспечны... Им надо показывать, что в жизни существует много опасностей, что следует быть осторожным и внимательным, потому что в мире на самом деле много... страшного. Страх – основа инстинкта самосохранения. Что было бы с людьми, не будь его?

Хмыкнув, Фрост опустил посох.

- Это – то, что ты хотел мне показать?

- О, не только и не столько, Джек. Попробуем еще раз? И на этот раз постарайся сдержаться и не браться за оружие.

Фрост снова прислонил посох к стене и вокруг снова замелькали неверные тени.

«Сейчас он снова начнет дразнить меня, - подумал Джек, - ожидает ли он отпора на этот раз? Может, теперь мне удастся его достать?»

К уже знакомому опасению и концентрации примешивается азарт. Что, если Кромешник на этот раз не ожидает нападения? Что, если ожидает, но и сам Джек попробует на этот раз действовать хитрее и проворнее? Получится ли? Бугимену ничего не стоит выиграть, достаточно лишь ударить не по Фросту, а по стоящему рядом посоху, отбрасывая его. Но страшное осознание такого варианта развития событий лишь подстегивало, и азарт разгорался ярче.

Почувствовав невесомое прикосновение к плечу, Джек снова схватил посох и выпустил леденящую волну спиралью вокруг себя, быстро крутанувшись на месте. Азарт играл легкой улыбкой на его губах, ведь такой удар на все триста шестьдесят градусов не мог не найти своей цели, и Кромешник этого не...

- ...ожидал, - ответил его улыбке Бугимен, выступив из-за покрытого изморозью глобуса, и тоже ухмыльнулся. - Я не буду с тобой драться, Джек, можешь и не пытаться. Не сегодня. Мы здесь с другой целью. Ты уже начинаешь кое-что понимать, но до истинного понимания тебе еще далеко... Продолжим?

Тут Джек понял, что напоминает ему устроенная демонстрация: матрешку Санты. Кромешник тоже открывался ему, слой за слоем: сверху ужас и тьма, вызывающие у всех лишь неприятие, потом предупреждение, подстегивающее способность защитить себя, затем азарт и боевой задор, к которому страх лишь добавляет свою порцию адреналина, а сейчас ему предложили открыть следующий уровень. И ему хотелось узнать, что будет дальше.

Что сделать теперь? Послушать Кромешника и действительно не браться за посох? Довериться обступающей со всей сторон темноте? Внезапно Джеку вспомнился разговор подростков у кинотеатра: ты знаешь, что на самом деле ты в безопасности, и это делает страх не страшным.

И когда тьма вновь начала закручиваться вокруг него, Фрост не предпринял ничего. Он стоял неподвижно и расслаблено, выпустив из поля зрения свой посох. И это привело к очень неожиданному результату: Джек начал понимать.

Он начал чувствовать это – страх, смешанный с чем-то еще, от чего не хотелось уходить или как-то прекращать происходящее. Темноту – затягивающую, из которой не хотелось выбираться. Это усиливало ощущения, подстегивало их, заставляло чувствовать кожей каждый случайный сквозняк, каждое движение невесомой, казалось бы, тени. На его плечи снова легли тяжелые руки, но на этот раз Джек даже не вздрогнул – он ждал этого прикосновения, и ему было интересно, что Кромешник предпримет дальше.

Сильные пальцы сжали плечи, а к спине прижалось тело.

- О, Джек, - вкрадчиво шепнул прямо на ухо низкий голос. - Ты решил все же проверить, что прячется во тьме?

Мрак обволакивал, дышал вокруг, поднимаясь по стенам из углов и боковых коридоров, вытесняя свет к самому потолку. Быстрые тени соревновались с отблесками на клетках, по босым ногам пробегали сквозняки. Только Кромешник за спиной ощущался внезапно статичным и надежным монолитом в этом хаосе, и это было ему столь не свойственно, что тоже лишь добавляло сумятицы в вихрь завладевших Джеком ощущений.

Руки внезапно переместились с плеч на живот, притягивая ближе к стоящей за спиной фигуре, жаркое дыхание опалило шею. Фроста, триста лет не ощущавшего холода или тепла, внезапно бросило в жар. И это позабытое ощущение ослепило его, заставив вздрогнуть всем телом.

- Что?.. – потрясенно выдохнул он. - Как ты это сделал?

- В нас все еще остается много человеческого, - тихо рассмеялся Кромешник, - иногда слишком много…

Его руки блуждали по телу Джека, а тот стоял, скованный уже не страхом, а изумлением и внезапным возбуждением. Триста лет никто не прикасался к нему так.

Тени взметнулись, закружились вокруг, сквозняки проникали прохладным воздухом под одежду. И в усилившемся вокруг хаосе вдруг растворился ощущавшийся за спиной Кромешник.

«Нет, стой!» - успел подумать Фрост, прежде чем Бугимен появился - прямо перед ним.

В глазах Кромешника плясало золотое пламя, контрастируя с обступающим мраком. Он резко склонился к Джеку, властно накрывая его губы, даже поцелуем демонстрируя, кто является хозяином ситуации. Этого Джек уже не мог стерпеть: смяв пальцами черную ткань одеяния Кромешника, он притянул его ближе к себе и яростно ответил, пытаясь перехватить инициативу. И тьма сомкнулась над ними.

Отступили, растворились в ней все мысли, сомнения и нестыковки. Остались только ощущения – тело под руками и губами, чужие пальцы на коже. Джек целовал шею и лицо Кромешника, куда мог дотянуться, и отстранился лишь на миг, когда Бугимен дернул вверх его толстовку, снимая ее. Снова прижался, чувствуя, как истончается и исчезает из-под пальцев одежда Кромешника, словно она была лишь зыбкой мглой, одним из порождений его темной природы. Бугимен снова поймал губами губы Джека, запустил руки в его штаны, сжимая крепкими ладонями ягодицы и прижимая его к себе. Фрост коротко застонал прямо в поцелуй.

- Иди сюда, - Кромешник потянул Джека вниз, заставляя опуститься прямо на пол.

Тот оказался неожиданно мягким, словно мгла сгустилась под ними, превращая камень в плотное черное покрывало, в которое Джек судорожно вцепился пальцами, когда стянувший с него штаны Кромешник вдруг широко и влажно провел языком по его бедру. Потом они катались, размечая тела друг друга беспорядочными поцелуями и укусами, притираясь друг к другу, сжимая и лаская один другого.

И кромешная непроглядная тьма окутывала их.


Джек лежал и пытался отдышаться. Вокруг медленно светлело – или это он понемногу начинал воспринимать окружающий мир? Высоко над головой покачивались фигурные клетки, в каменных переходах прятались густые тени, мягко светили огоньки на глобусе. Лежащий рядом Кромешник сыто и довольно улыбался.

- Так что скрывается во тьме, Джек? – лениво спросил он.

- Соблазн, - дал Фрост еще один ответ на все тот же вопрос. - И все? Ты этого хотел?

Внезапная мысль о том, что все это было спланировано, только чтобы заполучить его, Джека, льстила и разочаровывала одновременно.

Кромешник тихо рассмеялся в ответ.

- Не только. Не беспокойся, Джек, мне еще есть, что тебе рассказать... и показать...

- Может, в следующий раз, - в тон ему отозвался Фрост и потянулся к лежащей рядом одежде.

- А если в следующий раз мы снова встретимся на поле боя? – предположил Бугимен, опершись щекой на руку и наблюдая за одевающимся Джеком.

- Тогда расскажешь после того, как мы снова надерем тебе задницу, - подмигнул ему Фрост и, подхватив посох, вылетел из подземелья, заливисто смеясь.

Кромешник тоже расхохотался.

– Я был прав! – воскликнул он в пустоту. - Этот соперник действительно умеет веселиться!

Тени в углах согласно промолчали.

@темы: фанфикшн, слэш/фэмслэш, Хранители снов

URL
Комментарии
2015-03-22 в 23:43 

cama
Не сделаешь - не узнаешь
Ух ты! Классно))

2015-03-22 в 23:46 

Feather in broom
все люди как люди, а я - как перо в венике /|\ Фродо, фанат Двалина
cama, спасибо :goodgirl:

2015-06-05 в 10:34 

Кью.
pretty boy, get your team ready ©
Сероглазый ветер, спасибо за историю! :heart:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Записки переменчивого ветра

главная