14:15 

Фик Дворин

Сероглазый ветер
люблю менять направление
Название: Сыновья Дурина. Erebor Inc.
Автор: Сероглазый ветер
Пейринг: Двалин/Торин
Рейтинг: NC-17
Жанр и предупреждения: Модерн!AU, ER, Drama, повседневность
Размер: макси в процессе
Аннотация: после смерти Дис Торин собирается взять племянников под свою опеку, но что в этой жизни дается просто?
Фик посвящается Jella Montel - человеку, открывшему для меня этот пейринг, и любимому моему дворин-автору. Если бы не твои Сокровища - этого фика бы не было)

Части 1-3

Часть 4

В субботнее утро все поднимаются по будильнику. Поскольку по итогам траурного пресс-релиза с Ори связалось очень много издательств, желающих получить комментарий Торина, ей пришлось все же устроить небольшую пресс-конференцию.
— Я точно тебе там не нужен? — переспрашивает Двалин, глядя на завтракающих мальчишек.
— Нет, — отвечает Торин, стоящий у кофе-машины с чашкой только что приготовленного кофе, — я привык общаться с журналистами, а мальчикам пусть Ори экскурсию устроит, про компанию расскажет. Они же там еще не были никогда, а ведь это и их дело тоже.
Он смотрит на часы, допивает кофе залпом и загружает чашку в моющую машину.
— У нас почти два часа до выхода, — говорит он, — я схожу в душ, а ты проследи, пожалуйста, чтоб Кили съел весь желток, а не выкинул его втихаря.
— Но он же невкусный, — кривится Кили.
— Зато полезный, — отвечает Двалин. — Вот поголодали бы недельку в дальней вылазке в Дикий край, больше никогда бы ни от чего не отказывались.
— Ну мы-то не в Диком краю… — насуплено отвечает Кили.
Правда уже через минуту Двалину удается заставить его поесть. Всего-то надо было сказать, что не выпустит из-за стола, как оказалось, что ребята каждую субботу в это время смотрят какой-то мультсериал и нависшая угроза не увидеть очередную серию заставляет Кили мигом проглотить ненавистный желток.
Загрузив посуду в мойку и включив детям нужный канал, Двалин заходит в их с Торином спальню и замирает у двери в ванную, обдумывая собственные дела на сегодня. Надо связаться с Ингаром, заменявшим его на этой неделе, узнать что он вытворял с курсантами, пересмотреть учебные планы… И кой балрог его дернул после выхода в отставку вернуться в родную Академию в качестве преподавателя? Хотя, Двалин прекрасно помнит, какой. Он думал помочь натаскивать молодежь, попробовать хоть немного лучше подготовить их к тому, что будет ждать их в реальном бою этого уже слишком затянувшегося конфликта с орками. Хотя, разве в конкретном конфликте дело? Их расы воевали друг с другом с сотворения мира и бои за спорный участок границы у Серых гор не первые в истории…
Двалин встряхивает головой, прогоняя невеселые мысли. Нынешняя ситуация и без того не сахар. Стоит вспомнить о чем-то хорошем… Фундинул заглядывает в ванную. В воздухе плавает немного пара, шумит льющаяся вода, за полупрозрачной дверью душевой кабины виднеется силуэт Торина. Двалин медлит, на несколько секунд задумавшись о мальчишках в гостиной и позавчерашних похоронах, но затем решительно раздевается и шагает внутрь кабины. Торин, естественно, слышит как открылась и снова закрылась дверь, но даже не поворачивает головы. Двалин прижимается к нему сзади, обняв левой рукой за талию, в то время как правая ложится на грудь, чувствуя под ладонью ровное биение сердца. Склоняется, целуя крепкое плечо, и Торин с легким вздохом запрокидывает голову.
— Что мальчики? — тихо спрашивает он.
— Смотрят какой-то мультфильм, — отвечает Двалин и начинает ласкать губами шею партнера, перемежая легкие укусы с нежными поцелуями. Руки напрягаются, прижимая Торина ближе к себе, правая немного сдвигается, задевая пальцами сосок. Торин слегка ведет бедрами, потираясь ягодицами о начавший твердеть член Двалина.
В иные дни они могут стоять так долго, лениво и медленно лаская друг друга, растягивая удовольствие от близости. Но не в этот раз.
— Двалин, у нас нет времени, — говорит Торин и ахает, когда вместо ответа партнер выкручивает его сосок.
Левая рука Двалина скользит вниз по животу Торина и ласкает член. Торин вжимается ягодицами в пах Двалина и поворачивает голову, находя губами его губы. Поцелуи из нежных постепенно перерастают в требовательные, партнеры отрываются друг от друга лишь на миг, чтобы снова впиться губами, сплестись языками, выпить дыхание друг друга. Ласкающие движения крепких ладоней становятся настойчивее. Шум воды заглушает тяжелое дыхание обоих. Двалин быстрыми движениями дрочит Торину и одновременно откровенно трется членом между его ягодиц. Через пару минут Торин кончает с хриплым стоном. А затем поворачивается к Двалину, опускается на колени и берет его член в рот. Двалин опирается на стену одной рукой и опускает вторую на голову Торина, который заглатывает его член почти до основания, плотно обхватывая губами твердый ствол. Торин отстраняется, почти выпуская член изо рта, посасывает головку, ласкает языком и затем снова берет глубоко. Двалин подается бедрами вперед, придерживая голову Торина, и через несколько движений кончает ему в рот.

***

Без десяти одиннадцать Торин открывает дверь своей приемной.
— Доброе утро, сэр, — Ори поднимается из-за своего стола навстречу ему.
— Доброе утро, — отвечает Дубощит и представляет ее зашедшим за ним детям. — Познакомьтесь, это моя помощница Ориана Фасти. Ори, это мои племянники — Филипп и Килиан.
— Приятно познакомиться, мисс Фасти, — за двоих сразу отвечает Фили.
— Можете звать меня Ори, — улыбается мальчикам Ориана и дети улыбаются в ответ.
— Я Фили.
— А я Кили.
— К вашим услугам, — заканчивают братья хором.
— Сегодня скорее я — к вашим, — весело отвечает Ори. — Расскажу вам о деле, которым ваша семья живет уже много поколений.
— Мама и дядя рассказывали нам, — говорит Фили.
— Мы добываем золото и делаем украшения, — подхватывает Кили.
— В общих чертах да, — кивает Ориана. — Я познакомлю вас с тем, как именно это все делается и как работает корпорация Эребор.
Торин достает из внутреннего кармана пиджака пластиковый пропуск и протягивает ей.
— Покажи им Аркенстон.
— Да, сэр, — отвечает Ори, принимая у него пропуск, и Торин видит как загораются ее глаза — мало кто видел легендарный камень вживую после той старой истории с похищением и Ори сама увидит его впервые.
Дубощит слегка улыбается своей помощнице.
— Много народу собралось? — интересуется он.
— Малый конференц-зал полон, — отвечает Ори. — Но и переводить в большой смысла нет. Все уже собрались, ждут только вас.
— Отлично, — кивает Торин. — Развлекайтесь. А я пойду, развлеку толпу журналистов. Журналистов и правда толпа. Но гораздо меньшая чем, к примеру, та, что собиралась вокруг него после исчезновения отца. Торин садится за стол на небольшом возвышении и обводит взглядом заполненный зал. Да, в те годы журналистов собиралось больше и ему приходилось гораздо сложнее.
— Все вы знаете, что произошло, — начинает Дубощит. — Необходимая информация была в пресс-релизе, поэтому, думаю, мы можем сразу перейти к конкретным вопросам.
Зал обрастает поднятыми руками. Торин кивает знакомому журналисту из экономического вестника, сидящему в первом ряду.
— От лица всех присутствующих приношу искренние соболезнования вашей утрате, — вежливо начинает тот. — Скажите, изменится ли что-то в политике компании без ее совладелицы?
— Нет, — отвечает Торин, благодарным кивком приняв соболезнования. — Дис не участвовала в управлении компанией, посвятив себя семье, так что как ни скорбно это признавать, но здесь ничего не изменится с ее уходом.
Вопросы звучат из разных концов зала один за другим, больше углубляясь во внутрисемейные отношения.
— Вы станете опекуном детей Дилис?
— В данный момент этот вопрос решается с их отцом, но думаю, ситуация решится в мою пользу, так как Демиан ушел из семьи восемь лет назад и не участвовал в жизни своих сыновей.
— Правильно ли мы понимаем, что они являются наследниками всех ваших акций?
— Верно. Лет через пятнадцать они уже будут совладельцами компании, поскольку я, по семейной традиции, разделю акции на всех членов семьи.
— Свою семью завести так и не думаете?
— Филипп и Килиан — моя семья. Мне не нужно больше того, что у меня есть.
— Думаете ли вы восстановить «Одинокую гору»?
— Наше фамильное поместье практически разрушено, вы знаете это и без меня. Его восстановление требует больших денег и много времени. Не скрою, мне бы этого хотелось, но прямо сейчас у меня полно других забот.
Когда поток вопросов иссякает и пресс-конференция подходит к концу, Торин, попросив журналистов оставаться на своих местах, выходит из зала и набирает номер Ори.
— Мы уже подходим, сэр, — сразу отвечает она.
— Хорошо, тогда заходите сразу.
Торин кладет трубку и возвращается в зал.
— Сейчас сюда зайдут мои племянники, о которых мы тут столько говорили, — сообщает он журналистам. — Вы сможете сфотографировать нас для своих изданий, но я убедительно прошу не задавать детям никаких вопросов.
Зал оживляется и гудит, фотокорреспонденты проталкиваются поближе. Первые вспышки сверкают сразу как Фили и Кили заходят в зал и мальчики нерешительно замирают на входе. Торин протягивает к племянникам руку и они подходят к нему. Кили тут же цепляется за эту руку, Фили неловко останавливается рядом, но Торин кивком показывает ему на место с другой стороны от себя и, когда Фили перемещается туда, ободряюще сжимает его плечо. Вопросов им не задают и Торин, прежде чем увести мальчиков, благодарит собравшихся. Воспоминание о явившемся на похороны мудаке еще слишком свежо.

***

— Все работаешь? — раздается от двери приемной веселый голос. — Ори, середина субботы, иди домой, а лучше — так вообще в бар с каким-нибудь красавцем.
Ори поднимает голову от нетбука и улыбается зашедшему.
— Скажешь тоже, Нори. Работы полно, Торина на неделе практически не было, пресс-конференция еще эта… Только недавно закончили. Да и какие красавцы в моей жизни…
— Эй, а я разве не красавец? — хитро улыбается Рэм, облокачиваясь бедром на ее стол.
— Ты мой брат. Но я могу пойти с тобой в бар, если тебе не хватает компании.
— Двоюродный! Да и кроме меня, Торин вон, не красавец скажешь?
— Он мой начальник.
— Но тем не менее мы нашли уже двух красавцев в твоем ближайшем окружении, так что твоя претензия к своей жизни несостоятельна.
— Все юристы такие невыносимые или только ты? — смеется Ори, выключая нетбук.
— Я исключительный. И если захочешь засудить нашего шефа за сверхурочную работу нянькой — я к твоим услугам.
— Эй, ты же сам рекомендовал меня ему.
— Да, но я не думал что ты уйдешь в эту работу настолько, что будешь развлекать его племянников по субботам.
— Это внештатная ситуация и ты сам прекрасно это понимаешь. Нори… Я видела Аркенстон.
Нори присвистывает.
— С тех пор как его заперли в нижних хранилищах, его почти никто не видел. Надо отдать Торину должное — поощрение за эти сверхурочные ты получила.
— В интернете есть фотографии, но они не передают… он прекрасен.
— Я знаю. Я тоже его видел. Но после того, как Дубощиты едва не потеряли Аркенстон навсегда, Торин предпочитает перестраховываться.
— Его украли когда-то, а потом нашли, да? Я читала что-то…
Нори фыркает и качает головой.
— Если ты сделаешь мне кофе, я расскажу тебе эту историю. Историю, самые пикантные подробности которой не попали в газеты, и которая стоила мне и Дори изрядно седых волос.
— У тебя их нет, — улыбается Ори, скользнув взглядом по каштановой шевелюре брата и идет к угловому шкафу, скрывающему в себе кофе-машину и посуду.
— Я отдал Дори свою часть. Все же он их семейный юрист и это была в первую очередь его головная боль. В общем, история такова. В те далекие времена, когда главой корпорации был еще дед Торина, Трор Дубощит, вся семья Дубощитов жила в фамильном поместье, которое называлось «Одинокая гора».
— На том холме в Одногорье? Там все названия удивительно однообразные.
— Да, там. В то время Аркенстон хранился там, в поместье, в личных сейфах Трора. А еще в то время жил да был страшный человек — глава мафиозного картеля, специализирующегося на антиквариате и драгоценностях.
— Ты прямо как сказку рассказываешь, — снова улыбается Ори, ставя на стол две чашки кофе и вазочку с печеньем.
— Потому что история поистине сказочная, — фыркает Нори, придвигая себе стул. — И не перебивай сказочника, а то запутается где врал. Но, как ни странно, все — истинная правда. И мафиози — вполне реальный человек по фамилии Смауг, но в мафиозных кругах его знали под кличкой Красный дракон. Жизненный путь он себе выбрал не случайно и сам был ценителем всяких редких побрякушек. Говорят, предлагал Дубощитам огромные деньги за Аркенстон, гораздо большие чем те, которые они могли бы выручить официально, вздумай они вдруг продать камень. Но Дубощиты отказались — семейная реликвия как-никак. Тогда Смауг стал искать возможности камень выкрасть. И очень долго ему это не удавалось, поскольку охранялся особняк как настоящая крепость. Но в конце концов…
— Что он сделал? — Ори смотрит на брата во все глаза, вцепившись в чашку.
— Разрушил «Одинокую гору», — тихо отвечает Нори. — Когда он смог подкупить одного из охранников и благодаря его содействию понял, что Аркенстон не достать из сейфов никак, он решился на глобальные действия. Этот охранник пронес в дом взрывчатку, а дальше: пара взрывов в тщательно спланированных местах и тщательно спланированное время, пожар, паника, хаос… Спланировано было так, чтобы взрывы по возможности не зацепили никого из семьи, чтобы Дубощиты были в панике, но при этом вспомнили о богатствах, которые необходимо спасти из дома вместе с собой. Трор вынес Аркенстон из развалин «Горы» и на следующую ночь его украли.
— Смауга поймали?
— Не для того он так долго планировал нападение, чтобы его поймали, — качает головой Рэм. — Сработано было чисто. Поймали только подкупленного охранника, но ему заплатили достаточно, чтобы он не назвал заказчика и чтобы озвучил целью теракта не вынос Аркенстона, а просто атаку на семью Дубощитов по неким личным мотивам. Династия Дубощитов богата и влиятельна уже много поколений, завистников и врагов у них хватает. Камень был потерян на долгие годы.
— И как его вернули? Что случилось эти самые годы спустя?
— Случилось то, что у Торина крыша поехала от всего происходящего, — сердито говорит Нори, разламывая печенье. — Не смотри на меня так, это мое мнение и я его не изменю. Фамильное гнездо было разрушено практически до основания, Аркенстон похищен, Трора убили, Траин, отец Торина, пропал без вести… Когда на Торина, которому не было еще и тридцати, навалилось все это, вкупе с управлением корпорацией… Он и правда словно помешался. Сначала с головой ушел в управление компанией — Еребор тогда оказался на сущем дне, стоимость акций упала до рекордного минимума за всю историю существования корпорации. Да он жил тогда в этом офисе, пытаясь исправить положение любыми способами, кроме незаконных. Когда дела наконец наладились, Торин заговорил о необходимости возвращения Аркенстона, утверждая, что все беды семьи и компании — от того, что они потеряли камень! Он был буквально одержим этим брильянтом, но добраться до Смауга было не легче чем в свое время до «Одинокой горы». У Торина ушло пару лет на то, чтобы найти способ.
— Надеюсь не вроде способа Смауга…
— Нет. Но почти. Он сумел выйти на первоклассного вора, у которого был личный зуб на Смауга, и предложил ему огромные деньги за то, чтобы тот выкрал Аркенстон из коллекции Красного дракона.
— И тому вору это удалось? Так Аркенстон вернулся к Дубощитам?
— Удалось. Но этот парень нарушил соглашение, заключенное с Торином. По договоренности он должен был вернуть камень Торину и никто бы не знал что Аркенстон снова находится у законного владельца. Торин был готов врать всему миру, чтобы обезопасить семейную реликвию от нового покушения. Но, видимо, личные счеты, которые были у вора к Смаугу, перевесили.
Нори подтягивает к себе нетбук Ори и снова его включает.
— Раз уж он смог пробраться в святая святых — сокровищницу Красного дракона… — продолжает Рэм пока нетбук загружается, — то взять там только Аркенстон было бы странно. Но он не просто ограбил Смауга, он взял там что-то такое, что… Набери пароль, пожалуйста, хочу найти в сети иллюстративный материал.
Ори поворачивает нетбук к себе.
— Этот вор сумел вынести из логова Дракона что-то компрометирующее, доказывающее причастность Смауга к некоторым громким преступлениям, — продолжает рассказ Нори, глядя на пробежавшиеся по клавиатуре пальцы сестры и отбирая нетбук обратно. — И весь этот компромат вместе с несколькими крадеными вещами и Аркенстоном он подбросил в полицию. Было очень долгое расследование, разбирательство, Торин метал громы и молнии, поскольку ставший уликой Аркенстон снова оказался вне его досягаемости на неопределенное время. Вор тот как сквозь землю провалился — залег на дно и не отсвечивал. Оно и не удивительно: его искала полиция, как автора посылки, его искали люди Смауга, даже Торин искал. По результатам этого расследования Смауга и еще парочку его ближайших подельников удалось надолго посадить за решетку, где он и пребывает по сей день.
Нори замолкает на пару минут, уткнувшись в нетбук, а затем разворачивает его к Ори. В нескольких вкладках браузера открыты статьи многолетней давности: об аресте Смауга, его осуждении, доказанных и возможных преступлениях. В одной статье о краденых драгоценностях из коллекции Смауга — фотография Аркенстона, Ори смутно припоминает, что на эту статью она наталкивалась когда-то, когда искала информацию о Дубощите, перед устройством на эту работу. В соседней вкладке смотрит с фотографии темноволосый мужчина с мужественным лицом. «Бард Боумен — победитель Дракона» — гласит заголовок.
— Это детектив, который вел дело и посадил Смауга, — комментирует Нори. — Кажется, изрядное повышение получил после этого дела. Собственно, после осуждения Смауга Аркенстон наконец вернули Торину и он спрятал его здесь, в самых надежных сейфах Еребора, с самым ограниченным доступом.
— Действительно невероятная история, — говорит Ори, сохраняя ссылки, чтобы ознакомиться с написанным позже.
— Думаю, ты прекрасно понимаешь, что все сказанное…
— Не выйдет за стены этого кабинета, — подхватывает она слова брата.
— Ты всегда была умницей, — кивает Нори с улыбкой.

Продолжение следует.

@темы: фанфикшн, слэш/фэмслэш, Средиземье

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Записки переменчивого ветра

главная